Суицидальные попытки у детей

Наша мифология отрицает сексуальные заинтересованность и активность у детей до наступления подросткового возраста или возможность развития у них депрессии, а иногда агрессив­ных намерений и поведения. Мы также с трудом воспринимаем мысль о том, что маленький ребенок может думать о самоубий­стве и даже о вполне измеримой частоте попыток покончить с собой.

Среди маль­чиков число самоубийств в период с 1950 по 1977 г. почти ут­роилось, достигнув максимума 1,6/100 000 случаев смерти, затем эта частота снизилась до 1,1/100 000 в 1979 г. Среди девочек частота суицидальных попыток постоянно увеличивается и в 1979 г. достигла 0,5/100 000, т. е. в 5 раз более по сравнению с 1950 г.

Результаты клинических исследований, проведенных в груп­пе детей, страдающих депрессией, свидетельствуют о том, что суицидальные мысли и попытки самоубийства более типичны для этих детей, чем об этом думали раньше. Обследование случайно отобранных школьников выявило, что у 12% из них были мысли о суициде, угрозы или попытки к самоубийству. Среди подростков в возрасте 15 — 19 лет частота случаев самоубийств увеличилась почти в 3 раза за период с 1950 по 1977 г. Среди мальчиков она в 4 раза выше (13,4/100 000), чем среди девочек (3,2/100 000), и занимает второе по частоте ме­сто среди причин смерти в этой возрастной группе.

Способы суицида меняются с возрастом. В предподростко-вом периоде дети чаще пытаются выброситься из окна, позднее они пытаются отравиться, повеситься, использовать холодное оружие и броситься под колеса городского транспорта. Веро­ятность того, что отравление представляет собой «суицидаль­ный жест» или попытку к самоубийству, а не случайность, уве­личивается с возрастом ребенка. Любой случай, когда ребенок в возрасте старше 6 лет принимает яд, следует рассматривать как возможность суицида или пример отсутствия ухода за ре­бенком и его запущенности. Статистические данные свидетель­ствуют о том, что в возрастной группе 15 лет — 24 года частота случаев отравления в год составляет не менее 150 000. В 46% случаев отравление достаточно для того, чтобы развилась опре­деленная симптоматика, а в 24% случаев детей госпитализиру­ют. В возрастной группе 5-14 лет число смертельных исходов составляет 0,1 на 11000 случаев отравлений, тогда как в воз­растной группе 15 лет — 24 года оно составляет 6,0 на 1000 слу­чаев. Отравление — это наиболее частый «суицидальный жест», но смертельный исход в возрастной группе 15 лет — 24 года наступает только в 25% случаев. У подростков соотношение между частотой «суицидального жеста» и действительных по­пыток к суициду составляет 16:1—200:1.

В то время как мальчики действительно имеют намерение совершить самоубийство, девочки в 2-3 раза чаще предпри­нимают попытки суицида. Последние более типичны для под­ростков в возрасте 15-19 лет. Для детей, госпитализированных по поводу суицида, наиболее характерны депрессивные нару­шения, дефицит адаптации и специфические отклонения в раз­витии, однако шизофрения и умственная отсталость отличаются отрицательной корреляцией с суицидальным поведением.

Результаты международных исследований свидетельствуют о заметном увеличении числа отравлений у девочек в возрасте 12 лет и снижении этой частоты в возрасте после 16 лет, тогда как у мальчиков в возрасте 14 лет частота случаев отравлений резко увеличивается и сохраняется на высоком уровне до воз­раста 18 лет. Девочки в возрасте старше 12 лет совершают приблизительно в 1/2 раза больше попыток к суициду, чем мальчики, совершающие эти попытки в 1/2 раза чаще, чем де­вочки в возрасте 6-11 лет. Результаты тех же исследований, показали, что примерно у половины мальчиков перед соверше­нием этого поступка были отмечены признаки нарушения пси­хосоциального поведения, примерно у 10% отклонения в пове­дении и у 2% психотические реакции. Нарушения личности, уход из школы и сочетание разнообразных нарушений определяются приблизительно в 20% случаев. В 30% случаев какие-либо существенные особенности в анамнезе отсутствуют, в 20% случаев отсутствует информация об этом. Сведения об опреде­ляющем влиянии стресса более характерны для детей в воз­расте 6 — 10 лет по сравнению с возрастной группой 11—18 лет. У детей младшего возраста стрессовая ситуация чаще всего связана с проявлениями агрессивности или враждебностью или страхом возмездия. У мальчиков более старшего возраста чув­ство тревоги может быть связано с сексуальными проблемами, а у девочек-подростков — с проблемами половых отношений и беременностью.

При исследованиях, проведенных в США и Англии, было выявлено значение семейных и динамических факторов у детей, пытавшихся покончить счеты с жизнью и совершивших само­убийство. К наиболее важным и значительным внутрипсихическим факторам, обусловливающим попытки к самоубийству, относится депрессия, развившаяся в настоящем или прошлом в силу разнообразных причин. Это может быть потеря любимых близких (реже животных), вызвавшая острые или продолжи­тельные изменения настроения, чувства одиночества и отчаяния. Иногда смерть рассматривают как способ вновь соединиться с ними. У некоторых детей важную роль может сыграть беспо­койство по поводу своих неудач в школе. Виновные в чем-то или самообвиняющие себя дети часто пытаются или угрожают совершить самоубийство, взывая о помощи, которую они хотят получить непосредственно от членов своей семьи, безучастных или даже враждебно настроенных к ребенку. Обиженные дети часто начинают ненавидеть себя и составляют группу высокого риска самоповреждающих форм поведения. У некоторых под­ростков, пытавшихся совершить самоубийство, и у половины из совершивших его ведущую роль сыграло чувство мести или враждебности, направленное на посторонних лиц или на са­мого себя. Суицид может быть также попыткой получить под­тверждение тому, что ребенок любим родителями. Очень редко попытки к самоубийству были результатом игры в суицид.

У многих обследованных детей за месяц или более до со­вершения попытки к суициду отмечались некоторые признаки душевного расстройства, например депрессия, замеченные учи­телями, родными или друзьями. У некоторых детей встретились трудности с приспособлением к новым условиям жизни, продолжавшиеся в течение от нескольких месяцев до года. Из них у мальчиков в возрасте младше 12 лет состояние было более угнетенным, чем у девочек. По меньшей мере половину из со­вершивших самоубийство характеризовали как раздражитель­ных, легко впадающих в гнев или импульсивных. Более чем у 50% детей родственники страдали психическими заболеваниями и по крайней мере у 1/3 попытки к самоубийству или самоубийство были совершены братьями или сестрами либо бли­жайшими родственниками.

Было выявлено, что покончившие с собой дети отличались более высоким коэффициентом умственных способностей, среди них было больше мальчиков, они были более развиты физиче­ски и выше ростом по сравнению со средними показателями для данной возрастной группы. У этих детей было отмечено два стереотипа личности: 1) одинокий, замкнутый мальчик, отстра­ненный и страдающий депрессией; 2) «нечестивый», агрессив­ный ребенок с бурными вспышками гнева, отличающийся по­вышенной чувствительностью и часто имеющий неприятности в. школе. Ни один из этих стереотипов нельзя считать специфи­ческим.

Возможно, большое значение при этом имеет близкое зна­комство ребенка с проблемой, идеями или опытом самоубий­ства. В некоторых случаях «моделью» могут служить мысли,, разговоры или попытки к самоубийству родителей, иногда проявляющих клинические признаки депрессии. Некоторые дети1 слышали угрозы родителей покончить с собой или обсуждали эту проблему с ровесниками, видели совершение самоубийства на экране или читали о нем в книгах. Эти «модели» и близкое знакомство с проблемой, по-видимому, считаются детьми воз­можным способом решения конфликтов, выходом из неперено­симой ситуации, уходом от оскорбленного самолюбия или по­тери самоуважения, проявлением жгучей ненависти. Это осо­бенно характерно для детей раннего и среднего подросткового возраста.

Повторные попытки к суициду зависят в первую очередь от неспособности подростка изменить свою жизненную ситуацию (депрессия, алкоголизм родителей, хронические болезни, неже­лательная беременность, угрызения совести при гомосексуализ­ме, психические заболевания) либо отреагировать должным-образом на изменения окружающего мира. Госпитализация в этих случаях малоэффективна. К наиболее важным факторам риска рецидива попытки относятся выраженная депрессия, на­рушение процессов мышления, неудовлетворительный семейный климат. Специальные аспекты суицидального поведения подростков представлены в соответствующем разделе.

Лечение детей и подростков со склонностью к суицидальным, попыткам. Угрозы или попытки к суициду следует рассматри­вать как акт отчаяния и трактовать их крайне серьезно. Врачи, родители и другие взрослые должны тщательно следить за своим поведением и не насмехаться над ребенком, не делать, саркастических и унижающих замечаний по этому поводу.

Врач, обследующий ребенка или подростка с суицидальным поведением, должен особое внимание обратить на все детали поведения на протяжении 48 — 72 ч до угрозы или попытки к суициду. Он должен выявить любые события, которые могли бы способствовать этой попытке так же, как любые намеки на ран­ние попытки покончить с собой, на которые не обратили внима­ния родственники, учителя или друзья. Важно определить, является ли этот поступок умышленным или импульсивным, со­бирался ли ребенок довести попытку до конца или был застиг­нут в момент ее совершения, следует ли действия ребенка до попытки или после нее считать положительными или решитель­но осудить их. Врач должен оценить степень ошибки, допущен­ной пациентом при попытке покончить с собой, способ, с по­мощью которого он собирался лишить себя жизни, близко или далеко находились лица, которые могли прийти на помощь, звал ли пациент на помощь сразу же после попытки, рассчитывал ли на то, что в момент попытки к самоубийству дома никого не будет или планировал свои действия так, чтобы эта попытка была открыта родными. Если ребенок физически в состоянии быть обследованным и дал свое согласие, врач должен немед­ленно обследовать его, обратив особое внимание на настроение, чувства безнадежности, стыда или вины, гнев, направленный на других лиц или на него самого. Выраженность депрессии долж­на быть оценена особенно тщательно с точки зрения серьез­ности намерений совершить самоубийство и того, сохранилось ли это намерение или нет. Не менее важно определить, действо­вал он под влиянием психотических галлюцинаций или параной­яльных идей или галлюцинаций, вызывающих непереносимый ужас или панику. Некоторые маленькие дети и психопати­ческие личности ощущают в себе некое магическое всемогуще­ство: ничто не может повредить им или убить их, что важно выявить и оценить при определении вероятности совершения самоубийства.

Через некоторое время после попытки к самоубийству, когда пациент окончательно «восстановится», важно оценить его на­строение, мысли о самоубийстве, как он смотрит на окружаю­щий мир и способен ли принять помощь в решении проблем, которые перед ним возникли. Важно знать, что он думает о бли­жайшем будущем.

Если ребенка обследуют в больнице, то часто бывает необ­ходимым задержать его на несколько дней для более тщатель­ного обследования и выяснения его настроения, семейного кли­мата или окружения. Это занимает обычно 2 — 3 дня, хотя меди­цинскую помощь этим детям необходимо оказывать в течение более длительного времени, особенно при выявлении серьезных нарушений со стороны психики, например депрессии или пси­хоза. Врач должен обратить особое внимание на то, как близ­кие родственники и друзья реагировали на поступок ребенка. Враждебность или гнев членов семьи, что, к сожалению, бывает нередко, определяют подход к ведению ребенка после выписки из больницы. Такое отношение может очень отрицательно по­действовать на ребенка, пытавшегося своим отчаянным поступ­ком изменить его. Важно, чтобы родственники пересмотрели свою роль в обстоятельствах, предшествовавших попытке ребен­ка совершить самоубийство, но это должно быть сделано разум­но, без излишнего самообвинения. Решение членов семьи ока­зать всяческую поддержку ребенку существенно при определе­нии возможности вернуть его в семью.

При планировании медицинской помощи после угрозы или совершения ребенком попытки к самоубийству врач должен, учитывать следующее:

1) уровень психологической реабилита­ции ребенка, не обусловлен ли его поступок лекарственными средствами, многие из которых способствуют развитию острых мозговых нарушений или делириозных состояний;

2)   степень выраженности депрессии, что трудно определить сразу и в связи с чем может потребоваться консультация пси­хиатра; иногда родственники могут помочь определить, норма­лизовалось ли поведение ребенка;

3)   оценку ребенком своего поступка и сохранность у него желания умереть, что может служить показанием к госпитали­зации в психиатрическую клинику или консультации психиатра, прежде чем будет решен вопрос относительно возвращения пациента в семью;

4)   действие предрасполагающих событий или других усло­вий, спровоцировавших суицидальное поведение; врач должен при этом оценить домашнюю обстановку и ближайшее окруже­ние пациента;

5)   влияние, которое могут оказать на пациента родные, друзья, учителя; при этом важно установить, могут ли родители и другие имеющие значение для пациента взрослые подавить в себе чувство гнева или вины, так как ребенок при возвращении в семью нуждается в усиленной поддержке; способны ли роди­тели и ребенок выявить моменты, которые необходимо изме­нить, чтобы улучшить обстановку в семье, школе и ближайшем окружении;

6)   признаки, свидетельствующие о том, что ребенок «загля­дывает в будущее» с помощью бесед о друзьях, спорте или: семейных прогулках;

7)   чувства гнева и разочарования, стыда, вины, депрессии, горя и другие сильные чувства, выраженность их; важно выяс­нить при этом, уменьшается ли у ребенка чувство беспомощ­ности или безнадежности, способен ли он управлять событиями: и своей жизнью.

Насколько это возможно, сразу же после угрозы или попыт­ки к самоубийству ребенка необходимо проконсультировать у психиатра.  Все дети, совершившие попытку к самоубийству, должны быть взяты на диспансерный учет. Успех консультации зависит в первую очередь от настроя и готовности родственников помочь ребенку, так как он нередко в это время еще не в состоянии полностью отвечать за свои поступки.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *