Сахар крови

Ткань мозга занимает первое место среди других тка­ней организма по потреблению глюкозы. По данным Е. С, Лондона, мозг потребляет в среднем около 13 мг на 100 мл крови, а мышцы только 7 мг, почки — 2,5 мг. Углеводы наиболее необходимы для нормальной функ­ции высших отделов центральной нервной системы, что объясняется более высоким уровнем происходящего в них энергетического обмена. По этой же причине высшие отделы нервной системы более чувствительны к колеба­ниям уровня сахара крови. Особая чувствительность мозга к изменениям содержания сахара в крови, особен­но к гипогликемии, может быть обусловлена малыми за­пасами в нем углеводов в виде гликогена.

Количество сахара в крови вне приема пищи — вели­чина довольно постоянная, подверженная небольшим индивидуальным колебаниям. Постоянство уровня сахара крови обеспечивается эндокринными железами, печенью, поджелудочной железой, пищеварительным трактом при ведущей роли центральной нервной системы (С. Г. Генес, 1955; М. И. Митюшев, 1962, 1964; Ю. А. Князев, А. В. Картелишев, 1965).

Клод Бернар (1855) впервые установил зависимость от нервной системы содержания сахара в крови. В его экспериментах укол в дно четвертого желудочка вызы­вал гипергликемию и глюкозурию через усиление обра­зования сахара в печени.

Главенствующая роль коры больших полушарий го­ловного мозга в регуляции углеводного обмена у высоко-организованных животных доказана Й. П. Павловым, К- М. Быковым, которые при эмоциональном возбужде­нии (испуг, волнение, гнев) наблюдали резкое повыше­ние уровня сахара в крови.

В. С. Куликова (1951), А. Е. Личко (1,959) наблюда­ли повышение содержания сахара в крови после соответ­ствующего внушения у лиц, находившихся в состоянии гипноза. По данным М. Г. Айрапетянца (1960), при резком на­рушении уравновешенности раздражительного и тормоз­ного процессов, вызванном перенапряжением последнего, на фоне глубоких изменений высшей нервной деятельно­сти появляются гипергликемия и глюкозурия.

Изучением состояния углеводного обмена у взрослых при закрытой черепно-мозговой травме занимались мно­гие авторы. Так, К. Ф. Бритикова (1955) у части боль­ных в остром периоде сотрясения головного мозга, а так­же при наличии остаточных явлений постконтузионного синдрома отмечала натощак повышение уровня сахара и гликогена в крови. В большинстве случаев автор находи­ла изменение динамики гликогеновых кривых и вторич­ный подъем гликемических кривых после дополнитель­ных нагрузок сахаром («двугорбые кривые»). М. Н. Ени-кеева (1952), анализируя гликемические кривые у 121 больного с последствиями закрытой черепно-мозговой травмы, в 90% случаев отметила изменение их характе­ра, а нормальные гликемические кривые наблюдала только после легкой черепно-мозговой травмы.

По данным М. И. Прохоровой (1945), без специаль­ного воздействия на вегетативную нервную систему уста­новить патологию углеводного обмена при сотрясении головного мозга невозможно. Л. П. Окулова и Г. А. Пе-даченко (1958) в первые дни после травмы находили нормальные средние показатели уровня сахара в крови, а в дальнейшем отмечали снижение до 80 — 56 мг%.

Некоторые зарубежные авторы (L. Masuger, 1953; A. Lob, L. Probest, 1959) считают, что уровень увеличе­ния сахара крови натощак прямо пропорционален тяже­сти травмы черепа, а длительность нормализации глике-мической кривой определяет прогноз. Л. Г. Лейбзон и Т. Ф. Комарова (1956), Л. Г. Лейбзон и Р. С. Лейбзон (1957) указывают, что характер глике­мических кривых зависит от типа нервной системы и локализации патологического процесса в головном мозга На основании изучения гликемических кривых у 57 детей с различной тяжестью черепно-мозговой травмы М.С. Бе­зух (1962) установил, что кривые редко имели нормаль­ную структуру.

Мы изучили тликемические кривые у 151 больного (7-15 лет) в остром периоде сотрясения головного моз­га, причем у 92 при первой и у 59 детей при второй сте­пени тяжести. Содержание сахара в крови натощак и после однократной нагрузки 50-70 г пищевого сахара исследовалось по Хагедорну-Иенсену. По нашим дан­ным, у 117 из 151 (77,5%) больного, то есть в большин­стве Случаев, уровень сахара в крови соответствовал средней норме и только у 28 детей был ниже и еще реже (у 6 детей) немного превышал ее. Тяжесть сотрясения головного мозга (I или II степень) заметного влияния на уровень сахара не оказывала, а для каждой возраст­ной группы отмечалась своя форма.

В гликемической кривой различают восходящую и нисходящую части. Первая фаза (восходящая часть) за­висит преимущественно от состояния вегетативной нерв­ной системы, надпочечников и печени. Повышение уровня сахара в крови через 30 минут после нагрузки счита­ют рефлекторным актом. По степени подъема сахара мо­жно судить о силе рефлекса со стороны симпатического отдела нервной системы. В дальнейшем на эту фазу ока­зывают влияние быстрота всасывания глюкозы в кишеч­нике и специфическое (сахарное) раздражение нервных окончаний кишечной стенки. Этот отрезок гликемической кривой отражает симпатико-адреналовую фазу и потому носит одноименное название.

Вторая, нисходящая часть кривой, отражает гипогликемическую или вагоинсулярную фазу регуляции уровня сахара под влиянием инсулина, а инсулярная функция поджелудочной железы усиливается при раздражении вагуса. Поэтому нисходящий отрезок гликемической кри­вой главным образом отражает состояние гликогенообразовательной функции печеночных клеток (М. С. Мас-лов, 1948). Возвращение сахара крови к исходной вели­чине через два часа после приема глюкозы указывает на равновесие всех систем и органов, участвующих в регу­ляции уровня сахара крови.

Н. М. Николаев различает 9 типов гликемических кривых, отражающих те или иные отклонения от нормы. Основными факторами, изменяющими нормальную кон­фигурацию гликемических кривых, являются нарушения функции печени, изменение возбудимости вегетативной нервной системы и недостаточность островкового аппа­рата поджелудочной железы. Нормальные гликемические кривые наблюдались только у 15 (1.0%) детей, при этом несколько чаще (у 11 из 97 детей) в возрастных группах до 10 лет и старше при I Степени сотрясения головного мозга. У 136 детей имелись различные отклонения глике­мических Кривых от нормы, чаще всего встречались кри­вые четвертого типа (у 51 из 136 детей), особенно при II степени сотрясения мозга. Второе место по частоте зани­мают гликемические кривые шестого типа (у. 28 из 136 детей), причем почти в 2,5 раза чаще при сотрясении мозга I степени. Третье место занимают гликемические кривые седьмого и восьмого типов; из них кривые седь­мого типа чаще встречались у детей с сотрясением голов­ного мозга II степени, а кривые восьмого типа — при со­трясении I степени. Гликемические кривые второго, третьего и девятого типов получены у 18 из 136 детей (по 6 кривым каждого типа). Кривые второго и девятого ти­пов чаще наблюдались при сотрясении мозга II степени, а третьего типа — при I степени. Таким образом, у боль­шинства детей, именно у»116;из 136, наблюдались пато­логические гликемические кривые, которые в 85% случа­ев относились к IV, VI, VII, VIII типам и только у 20 де­тей (около 15%) встречались I, II, III, V, IX, причем у 18 из 20 — II, III, IX типов.

При сотрясении головного мозга I степени чаще на­блюдались гликемические кривые III, VI, VIII, а при второй —IV, VII, IX типов. Гликемические кривые IV типа наблюдались в 37,5% всех случаев, причем немного чаще в возрастных группах 7—10 и 11 — 13 лет, кривые VI типа — у детей 7 — 10 и 13 — 15 лет, VIII типа чаще наблюдались у детей 7 — 10 лет. Ввиду .дробности цифр, получающихся при распределении больных по типам глйкемйческих кривых в пределах каждой возрастной группы, не представляется возможным говорить о зако­номерности особенностей типов кривых в различных воз­растных группах.

А. Ф. Тур (I960) пишет: «На гликемической кривой отражаются весьма различные моменты, участвующие в обмене не только углеводов. Оценки этих кривых требу­ет весьма большой осторожности. Можно, однако, утвер­ждать, что конфигурация сахарных кривых у совершенно здоровых детей и при совершенно одинаковых условиях наблюдения не отличается постоянством. Это дает право говорить о большей лабильности углеводного обмена у детей по сравнению со взрослыми». Это замечание А. Ф. Тура подтверждается результатами наших иссле­дований 27 практически здоровых детей в возрасте 7-15 лет. Нормальные гликемические кривые в этой группе мы получали только у 11 детей, а у 16 они относились к патологическим типам: у двух детей — ко второму, у од­ного — к третьему, у пяти — к четвертому, у одного — к пятому и еще у одного — к шестому, у четырех — к седь­мому и у двух — к восьмому. Таким образом, и у «здоровых» детей из патологиче­ских типов гликемических кривых чаще встречались кри­вые IV, VII типов.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *