Роль психических факторов в патогенезе привычного невынашивания беременности

Большинство работ, посвященных изучению влияния психики на развитие привычной потери беременности, принадлежит психоаналитикам. Однако в течение продолжительного периода теории Зигмунда Фрейда рассматривались в нашей стране только в критическом плане. Между тем более 50 лет тому назад были выдвинуты гипотезы о детерминирующем влиянии психических факторов на развитие самопроизвольных абортов (СА), базирующейся на теории идентификации.

Впервые эта теория была выдвинута Deutsh (1945), согласно которой СА может быть выражением бессознательного конфликта женщины по поводу ее женской роли, что имеет место на ранних стадиях ее психосексуального развития в ее взаимоотношениях с родителями. Их матери описываются как положительные, доминирующие, взыскательные, нетерпимые. Отцов чаще всего не было (умерли, не жили с семьей). Отношение к матери было либо подчинением, либо отвержением, что в последующем приводит женщину к положительной идентификации не с собственной матерью, а с реальным или воображаемым отцом. В результате нормальное психосексуальное развитие личности нарушается и в дальнейшем находит свое выражение в том, что она не достигает зрелой женственности, которая обеспечивает удачное материнство.

Последующими исследованиями был отчетливо показан психосоматический характер этого заболевания, где психический и соматический компоненты тесно переплетаются друг с другом и часто взаимозаменяются в роли этиопатологического фактора. Так в работах М. Lappie, N. Kmmbacher (1988) отмечено, что у каждой 7-ой женщины (19%) стрессовая ситуация предшествовала или сопровождала наступление самопроизвольного выкидыша, ИЛО. Щегловой (1992) выявлено у 55,7% женщин еще до наступления угрозы прерывания беременности невротические или неврозоподобные нарушения. Это подтверждается результатами других исследований, обнаруживших у женщин с неврозами /Т.Н. Полстяная, 1990/, при стрессе /Г.Б, Мальгина, 1992/, после сотрясения головного мозга /В-Д. Рыжков, 1995/ достоверное увеличение СА или угрозы прерывания беременности.

W. H. Laucharan, В J, Berg (1980) показывают, что негативное отношение матери к будущей беременности коррелирует с частотой акушерских осложнений. De Mydler (1990) при анализе литературы, посвященной роли психологических факторов в этиологии привычного невынашивания беременности отмечает более легкую ранимость этих женщин* незрелость их личности.

В работе И.В. Кучеровой (1985) выявлено, что у больных с органическими и функциональными заболеваниями ЦНС отмечается повышенная частота родовой травмы и асфиксии плода в родах, которые в свою очередь вызывают нарушения кровоснабжения мозга, и могут способствовать развитию ряда заболеваний ЦНС, в том числе нарушению функций гипоталамус-гипофиз-яичники. Таким образом, формируется своеобразный «порочный круг»: мать «невротик» — осложнения в родах (гипоксия, травма новорожденного) -нарушение функции гипоталамуса у ребенка — формирование невротического статуса у девушки в последующем. И.Ю Щеглова (1992) при изучении последовательности включения психических и соматических факторов в патогенезе СА приходит к выводу о том, что у женщин с органической дефицитарностью центральной нервной системы (диэнцефалопатией) неврозоподобные нарушения не имеют непосредственного значения для возникновения угрозы прерывания беременности. Однако причина, вызвавшая их, приводит к возникновению заболеваний, повышающих риск невынашивания беременности (обменно-эндокринные нарушения, нарушения менструального цикла, вегето-сосудистая дистония и др.).

Многие авторы указывают, что условия труда, быта, вредные привычки, характер взаимоотношений с партнерами являются значимыми психосоциальными факторами, которые могут отрицательно влиять на процесс беременности и стать одной из причин С А /В.И. Бодяжина, 1973; М. Lapple, 199); К. Aoki et al., 1998Л Кроме того, возраст матери и паритет коррелирует с уровнем невынашивания беременности /Z. Stein et al., 1984;K. Clifford et al., 1997/.

Контингент с данной патологией в основном, молодой, но старше чем среди женщин, рожающих в срок, и составляет в среднем 29,8±0,8 года против 25,7±0,1 года. Невынашивание беременности выше у женщин моложе 20 лет и старше 35 лет, у тех и других оно достигает 15,6% /В.М Сидельникова, 2002/.

Относительно влияния паритета на невынашивание беременности имеются разноречивые данные. По выборочным данным Фроловой О.Г (1980) в Москве наиболее низкий уровень преждевременных родов отмечен при первых родах (7,5%). С увеличением числа родов, частота преждевременных родов увеличивается: при вторых — 8,4%, при третьих и последующих — 9,2%.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *