Особенности черепа и головного мозга у детей

Анатомо-физиологическое своеобразие детского черепа, мозга и организма в целом определяет некоторые особенности черепно-мозговой травмы у детей. Н. Г. Дамье (1960) указывал, что у детей кожа и апо­невроз головы связаны между собой фиброзными тяжами и потому они образуют как бы единый слой. Благо­даря этому края кожной раны черепа при целостности апоневроза не смещаются в стороны и не спадаются, и даже неглубокие раны сопровождаются обильными кро­вотечениями (R. Pudenz, E. Tood, С. Shelden, 1961). М. Д. Гальперин (1962), А. П. Ромаданов, Ю. А. Зозуля (1964) по данным серийной коротидной ангиографии у детей различных возрастов установили, что строение со­судов головного мозга у них иное, чем у взрослых, и не одинаково в различных возрастных группах.

Анатомо-топографическое формирование сосудистой сети головного мозга у ребенка заканчивается к 3 — 4 го­дам, а рост и дифференцировка продолжаются в после­дующие годы и только к 15 — 18 годам приближаются к уровню взрослых (Л. К. Семенова, 1954). Высокая элас­тичность и большая растяжимость сосудов мозга у детей являются факторами, предохраняющими их от повреж­дающего действия травмирующей силы и от разрывов.

Особенности строения мозговых сосудов у детей благо­приятствуют образованию коллатерального крбвообращения при нарушении кровоснабжения в какой-либо зо­не. Так, перевязка сонной артерии не влечет за собой тех грозных последствий, какие часто наблюдаются у взрос­лых (ишемическое размягчение мозга).

В. Г. Штефко (1933)* различает три периода развития черепа человека. К концу первого периода — от рожде­ния до семи лет — замедляется развитие свода черепа, но более интенсивно растет основание. К 15 годам жизни (второй период) базилярная часть затылочной кости сливается с основной, образуя единый костный массив. Третий период — от 15 до 23 лет — характеризуется окон­чательной структурной организацией.

Размеры основания черепа у детей значительно мень­ше размеров свода. Кости к моменту рождения имеют хрящевую или соединительнотканую основу, отличаются мягкостью и податливостью, благодаря чему поврежде­ния основания у них наблюдаются значительно реже, чем у взрослых. У малышей при относительно легкой рравме могут быть тяжелые повреждения вещества мозга, так как кости черепа у них менее минерализованы, и потому они более эластичны и пружинят при ударе.

Костные швы у детей до семи лет не полностью сраще­ны, поэтому резервная емкость черепной коробки у них больше, чем у взрослых людей. С другой стороны, благо­даря этой особенности при сжатии черепа края одной КОСТИ заходят за края другой, усугубляя действие трав­мирующей силы на мозг. У детей раннего возраста (до .’I лет) внутренняя поверхность костей свода и основания Черепа, как и у взрослых, выстлана твердой мозговой Оболочкой (dura mater), которая более прочно, чему ВЭрослых, сращена с костями и с трудом отделяется от них. Поэтому экстрадуральные гематомы у детей встречаются реже и бывают не столь обширными, как у взрос­лых. Отслойка твердой мозговой оболочки от внутренней Поверхности свода черепа заканчивается к концу треть­его года жизни ребенка.

Л. Н. Файзуллин (1963) указывает, что у детей на­блюдается ложный шов затылочной кости (sutura mendosa), который может симулировать трещину. Такую патологию автор отметил у 15 детей в возрасте до девяти лет.

По мере роста и развитии ребенка формирование че­репа несколько обгоняет развитие мозга. Поэтому у де­тей иное соотношение между объемом черепной коробки и мозговым веществом, у них более значительные прост­ранства черепа заполнены ликвором. Большая толщина слоя жидкости в субарахноидальном пространстве пред­охраняет вещество мозга от травмы.

Такие  анатомические  особенности  позволяют детям лучше взрослых переносить и внутричерепную гипертензию. Условия оттока венозной крови из полости черепа у детей более благоприятны, так как связь между веноз­ными синусами и венами покровов черепа (эмиссариями) у них развита лучше. В силу указанных компенсаторных механизмов повышение внутричерепного давления у де­тей иногда длительное время не сопровождается клини­ческими проявлениями.  Эти же анатомические особен­ности   обеспечивают   и    лучшие    условия    для    более быстрой ликвидации венозного стаза и внутричерепной гипертензии.

По данным В. Г. Штефко (1953), Ф. И. Валькера (1961), у детей чаще, чем у взрослых, встречаются ана­стомозы между sinus sagitalis superioz и венами носовой полости. Поэтому в детском возрасте при гипертензионном синдроме возможны разгрузочные носовые кровоте­чения. Пахионовые грануляции, регулирующие давление в подпаутинном пространстве, достигают полного разви­тия к 7-10 годам (К- В. Колесникова, 1.939).

Внешняя форма мозга новорожденного мало отлича­ется от мозга взрослого.   Однако внешнее сходство не определяет отсутствия   внутреннего различия.   Нервные клетки и нервные волокна, соединяющие между собой различные отделы мозговой коры, а последнюю — с ни­жележащими   отделами,   а   также   многие   центральные ядра у детей недоразвиты. Большинство нервных воло­кон еще не покрыто миелиновой оболочкой. По данным Е. С. Боришпольского (1929), вес головного мозга у но­ворожденного очень велик и составляет 1/4 веса всего те­ла, между тем как вес некоторых других органов (в от­дельности)   не превышает 1/10-1/14  часть.

В связи с незаконченным развитием борозд, извилин и костей черепа у детей проекция отдельных частей го­ловного мозга на поверхности кости черепа не соответст­вует тому, что имеется у взрослых. Поэтому схемы, которыми пользуются при определении внутричерепной топографии у взрослых людей (Кренлейна), для детей раннего возраста непригодны (рис. 1, 2). Так, у новорожденных и у детей в возрасте до года сильвиева борозда лежит под теменной костью. К концу второго или третьего года жизни проекция борозды перемещается книзу и к шести годам достигает края чешуи височной кости (Ф. И. Валькер, 1951).

Схема Кренлейна
Схема Кренлейна

По данным Н. И. Красногорского (1945), физиологическая функция головного мозга в каждом возрастном периоде детского организма имеет свои характерные особенности. В течение первого года жизни обращает на себя внимание большая наклонность к генерализованным реакциям раздражения и торможения. В возрасте 2-5 лет развивается кортикализация двигательных функций и формируется центр речи.

Дальнейшее развитие церебральной функции и тонкой дифференцировки эмоции происходит в возрасте 3-7 лет. Последний период развития мозга (от 7 до 14 лет) совпадает с энергичным развитием эндокринной системы. Биотоки головного мозга ребенка становятся более похожими на биотоки взрослого только к 8-14 годам. Эти данные указывают на незрелость коры головного мозга и значительную слабость корковых процессов в раннем детском возрасте. Преобладание раздражительного процесса в старшем детском возрасте нивелируется хорошо выраженным тормозным процессом, развитию которого способствует присущее этому возрасту более резкое влияние парасимпатических отделов головного мозга. Вообще у детей вся вегетативная нервная система неустойчива, но особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте (Ю. Ф. Домбровская, 1960).

Таким образом, недоразвитие, незрелость клеток головного мозга и слабость корковых процессов у детей имеют двоякое значение. Во-первых, этому возрасту присущи значительно большие компенсаторные возможности, благодаря которым уже на 2 — 3 день после травмы I мозга средней тяжести ребенок активен, весел и у него I отсутствуют какие-либо объективные проявления перенесенной травмы. Этому благоприятно способствуют анатомо-физиологические особенности костей черепа и сосудов головного мозга. С другой стороны, незаконченность формирования центральной нервной системы создает условия тому, что даже небольшая травма мозга может привести к таким нарушениям функции незрелой мозговой ткани, которые уже не восстанавливаются с возрастом и могут проявиться через значительное время после травмы.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *