Клиника, диагностика и лечение сотрясения головного мозга

Клинические проявления сотрясения головного мозга и патоморфологические изменения при нем трактуются различно. По мнению Н. Г. Дамье (1959), А. А. Русано­вой (1959), В.М. Угрюмова (1,959), В. Н. Шамова (1959), сотрясение мозга является самой легкой формой травмы головного мозга, всегда заканчивающееся выздоровле­нием больного. Л. И. Смирнов (1947), Б. И. Шарапов (1956, 1962), Ф. К. Хананова (1961) рассматривают со­трясение как очень тяжелую форму поражения головно­го мозга, протекающую с выраженными патоморфологическими изменениями.

По мнению С. С. Шариманяна, Ю. А. Хачатурова (1958), И. С. Бабчина (1956, 1962, 1964), сотрясение го­ловного мозга является самой легкой формой острого периода черепно-мозговой травмы, но при неблагоприят­ных условиях (преморбидные особенности больного, поздняя госпитализация, грубое нарушение лечебно-охранительного режима, отсутствие рационального пато­генетического лечения) оно может перейти в затяжную, органическую, необратимую форму.

А. П. Ромаданов и Г. И. Яновский (1955) указывают, что у детей после относительно бурной реакции, возника­ющей вслед за закрытой черепно-мозговой травмой, в большинстве случаев быстро наступает заметное улучше­ние состояния. По наблюдениям Г. Г. Маковской (1962), у детей в остром периоде закрытой черепно-мозговой травмы со стороны нервной системы имеются лишь очень легкие проявления типа субкоммоций, коммоций и ред­ко — контузии.

Клиническая картина сотрясения головного мозга у детей в основном такая же, как у взрослых, то есть она характеризуется классической триадой симптомов: поте­ря сознания, амнезия, рвота. Но вместе с тем наблюда­ются некоторые особенности, присущие только растуще­му незрелому организму (Б. А. Данилевич, А. И. Чердак, 1958).

По. данным ряда авторов (В. Л. Лесницкая, 1958; Н. Т. Евтушенко с соавторами, 1963), при сотрясении го­ловного мозга у детей может сохраняться сознание, или нарушения его могут быть настолько поверхностными и скоропреходящими (от нескольких секунд до нескольких минут), что остаются незамеченными для окружающих и для самого пострадавшего. Поэтому не всегда возможно установить, была ли у детей потеря сознания (С. Л. Талейсник, 1952).

Амнезия (антеретроградная) с позиции физиологиче­ского учения И. П. Павлова представляет парадоксаль­ную фазу торможения, при которой события большой давности проявляются значительно ярче, чем события, непосредственно предшествующие (А. Н. Новиков, 1955; К. Dixon, 1962). Ряд авторов (А. П. Ромаданов, 1959; А. А. Циома, 1959) при черепно-мозговой травме у детей старших возрастных групп почти всегда наблюдали рет­роградную амнезию, другие (Г.’ Р. Маковская, 1952; Ю. Л. Мельников и В. В. Ушаков, 1964) отмечали ее в редких случаях (от 12,4 до 22,6%). Дети склонны к комфобуляции, когда пробел памяти восполняется вымыс­лом (С. С. Калинер, 1962). Об этом нужно помнить при оценке анамнестических данных.

Наиболее стойким симптомом у детей при сотрясении I головного мозга, по мнению А. П. Ромаданова (1959) и других, является рвота, которая может продолжаться в течение нескольких дней. На головную боль и головокружение чаще жалуются дети старшей возрастной группы. Некоторые авторы происхождение головной боли и головокружения связывают с развивающимися расстройствами кровообращения и ликвородинамики (Н. П. Лапшина, М. А. Балезин, 1959; Б. Г. Егоров, 1959; О. Rether, 1962).

Неврологическая картина сотрясения мозга у детей характеризуется выраженными общемозговыми симпто­мами и отсутствием очаговых. В первые часы после травмы могут появляться нечеткие признаки органического поражения в виде пареза лицевого, отводящего нервов и анизокарии, которые проходят в течение нескольких ча­сов или первых дней (Н. Г. Дамье, 1939; М. С. Безух, 1962; В. А. Баранов, 1966).

В клинике черепно-мозговых повреждений вегетатив­ные нарушения занимают ведущее место независимо от вида мозговой травмы; при этом прежде всего страдает сердечно-сосудистая система (О. С. Валышонок, 1947; М. К. Максунова, 1963; А. А. Ашрафов, 1964; С. Г. Зогра-бян, 1965; A. Obrzut, 1965). Поэтому особое значение в клинической картине сотрясения мозга придается изме­нениям со стороны сердечно-сосудистой системы (пульс, артериальное и венозное давления, бледность кожных покровов) и нарушению терморегуляции (М. Е. Рошаль, 1950; Е. В. Зеленина, 1955; А. Ф. Зверев и Н. П. Лапши­на, 1.962, и др.). ‘

По данным Ф. Г. Углова и И. М. Мамедова (1959), С. Я. Меликсетяна (1960), В. М. Мухина, Г. В. Анисимова (1963), в остром периоде черепно-мозговой травмы почти всегда существует параллелизм между высотой венозного и ликворного давления. Другие авторы (А. А. Шлыков, 1939, 1959; Р. М. Нурмухамедов, 1959; А. А. Русанова, 1961; В.В. Воробьев, 1962; А. А. Тикк, 1966) отрицают такую взаимозависимость.

Изучению обменных процессов у взрослых людей с различной тяжестью черепно-мозговой травмы посвяще­ны работы многих авторов (М. Р. Еникеева, 1952; М. Ашрапова, 1953; В. В. Лебедев, 1954; Л. Я. Лившиц, 1960; М. К. Окулова, 1961, и др.). У детей эти вопросы изучили М. С. Безух (1962) и А. В. Горькова (1963).

Объектами нашего изучения являлись дети с сотрясе­нием головного мозга I и II степени, у которых до трав­мы черепа органических и функциональных заболеваний сердечно-сосудистой системы (ревматизм, дифтерия, хронический тонзиллит с частыми обострениями и др.) не отмечалось. Для исключения влияния других видов травмы детей с сочетанными травматическими повреж­дениями (обширные раны и переломы костей конечнос­ти) в изучаемый контингент в основном не включали.

 

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *